Журналист Руслан Коцаба после суда над Василием Муравицким: «Хотите критиковать власть - готовьте тюремные чемоданчики»

Журналист Руслан Коцаба после суда над Василием  Муравицким: «Хотите критиковать власть - готовьте тюремные чемоданчики»

Присутствуя на «судилище» журналиста Муравицкого, другого слова не могу подобрать, наблюдал за расправой свободы слова в Украине.

Вспомнилась мне фраза диссидента времен СССР Вячеслава Черновола о том, что «слово не подсудно». Видел бы он этот суд, наверняка кровь бы закипела в его жилах от возмущения тем, что ничего таки и не изменилось с тех «застойных»  времен, когда и его судили в далеком 1967 году за книгу о шестидесятниках.

После блестящего выступления адвоката Муравицкого Андрея  Гожыя с просьбой изменить меру пресечения и освободить подзащитного - выступления обвинителей были подобны фарсу, их доводы абсолютно не аргументированы  и бездоказательны.

Прокурор относительно изменения меры пресечения ответил, что обвиняемый Василий Муравицкий может сбежать из-под домашнего ареста и сбежать в Россию, где у него много друзей. Таким образом, все VIP-подследственные, по которым ведутся дела, должны, согласно утверждениям житомирских обвинителей, быть доставлены в СИЗО, так как система домашнего ареста ненадежна.

Также со слов прокурора явствовало, что официальное  трудоустройство в России уже наказуемо, то есть несколько миллионов трудовых мигрантов в ближайшее время могут  быть привлечены по тягчайшей статье «Измена Родине». Хотя, хочу заметить, договор о дружбе  Украина–Россия не разорван. 

Хочу добавить, что российские СМИ работают во всем мире, и с ними официально сотрудничают тысячи журналистов, и также в Украине они имеют свои филиалы, значит «завтра» может начаться массовая зачистка неугодных СМИ и журналистов. На мой взгляд, журналист Муравицкий - это проба пера: пройдет - будем брать остальных, наверняка так размышляет карательная машина с «европейскими стандартами».

Как и предполагалось, мера пресечения не была изменена, видимо, кому-то во власти это нужно, нужны политзаключенные в Украине.

Поразила меня небольшая кучка людей, неряшливо  одетых,  во главе с  мужчиной, выкрикивающим с акцентом, что он украинец, а остальные все в зале: и пришедшая общественность, и журналисты - это сепаратисты.

Запомнились они и тем, что смеялись, когда тетя Василия Муравицкого стояла вся в слезах в зале суда.

Журналист «20 хвилин»  Руслан Мороз, который был избит месяц назад, в конце заседания импульсивно выкрикнул, обращаясь,  по-видимому, к оппонентам: «Ну что, крови напились?».

После заседания суда мне удалось побеседовать с  журналистом Русланом Коцабой, который, как он сказал, 524 дня отсидел в застенках.

«У меня дежавю, я теперь на суде в качестве журналиста, а не в клетке, как Василий Муравицкий, не политический заключенный. Припоминаю все, что у меня было…. Высший кассационный суд вернул мне статус обвиняемого, мол, меня ошибочно оправдали» - сказал он.

На вопрос журналиста, что это может значить в политике государства,  Коцаба ответил, что эта власть, говоря  без агрессии,  шоколадно-шароварно-камуфляжная и  держится на вранье. Наверняка не одна сотня журналистов есть в Житомире, а в зале всего лишь десяток, это значит, что журналистов запугали. Нас всех запугивают.

«Я не понимаю, как можно судить журналиста за то, что он изложил свою точку зрения. Судьи сами в дурной ситуации, они на растяжке, и они могут принять под давлением неправильное решение. Хотите критиковать власть, готовьте тюремные чемоданчики или становитесь пресс-службой власти» -резюмировал журналист Коцаба.

О том, что люди запуганы, свидетельствует и то, что я попытался после суда встретиться с родственниками  Василия Муравицкого и взять интервью, но они отказались, объяснив тем, что они боятся.

Также на суде присутствовали представители миссии ОБСЕ.

Сергей Форест

0
0
0
0
Коментарі
  • Кирил Кирилович Кирилов

    37-й
Найчастіше Найчастіше
Не пропускай новини — долучайся до нас на Facebook
keyboard_arrow_up